Как и обещала в посте https://pikabu.ru/story/vosmyie_rodyi_5625112, сегодня расскажу как я роды принимала.

Было это давно, когда я только начинала свой путь в медицине. Только-только стала работать самостоятельно. Поэтому не судите строго — я была очень неопытной.  Тогда работали мы в основном по одному медику в бригаде. Мобильных телефонов не было. Связь с диспетчером поддерживали по рации. Зато зарплата была на «скорой» хорошая. И мы оказывали медицинскую ПОМОЩЬ, а не медицинские услуги. Вот так 🙂

Однажды днём (в пятом часу) дают мне вызов — четвёртые «роды» у женщины 28 лет. Место вызова — комната в общежитии. «Роды» — это когда у беременной начались схватки. В большинстве случаев женщину без проблем доставляли в роддом. Рожала она уже в условиях роддома. И роды принимала бригала из 5 человек. Количество людей, принимающих роды может меняться. Возможно, что их четыре или шесть, но это не одна акушерка, как утверждают некоторые. Считайте сами — врач акушер-гинеколог, врач-неонатолог, медсестра, акушерка, санитарка. Могут присутствовать анестезиолог, медсестра неонатологическая… Это вам не один фельдшер с опытом работы на «скорой» всего год, видевшей как принимают роды когда-то на практике, но не принявшей ни одних самостоятельно.

Родовая укладка (в ней должно было быть всё необходимое для ведения родов) находилась вот в таком металлическом чемодане. Чемодан был громоздким и тяжёлым, и в машину мы его брали только тогда, когда ехали на «роды». Это сейчас, когда мы больше времени проводим на вызовах чем на базе, все укладки в машине находятся, а тогда всё было иначе.

И так. Отправили меня на вызов. Я взяла карту вызова и вышла, но тут же вернулась обратно, так как забыла родовую укладку. Женщины засмеялись: — «Роды собралась принимать? Ха-ха-ха! Если что — помощь зови. Мы пришлём. Ха-ха-ха.»

Очень смешно 🙁

Подъехали к калитке, ведущей на территорию общаги. А к нам уже женщина бежит: — «Давайте быстрее! У неё уже кровь от туда идёт!» Я сразу за рацию. «Мне нужна помощь. Женщина в родах.» — сообщила я диспетчеру. Взяла кроме основной укладки ещё и родовую. Побежала. Встречающая женщина оказалась соседкой роженицы. Взяла у меня основную укладку, и мы побежали на пятый этаж. По дороге я призналась соседке, что ни разу не принимала роды. Соседка ответила: — «Я тоже! Никогда не принимала роды. И даже не видела как это происходит. Сейчас посмотрим.» Бежим дальше.

В комнате на диване лежала женщина. У противоположной стены стояла детская кроватка, а в ней годовалый ребёнок. Рядом на стульчиках сидели ещё две девочки лет трёх-четырёх. Была в комнате ещё одна соседка. Мы зашли как раз в момент схваток. Головка ребёнка уже стала прорезаться (т.е. показываться из раскрытой шейки матки во время схваток). Я попросила увести детей. Та соседка, что находилась в комнате, взяла годовалого ребёнка на руки, позвала с собой двух других и ушла. Девочки послушно пошли за ней.

Открываю я укладку, а перчаток стерильных не вижу. Укладку то я эту не проверила перед началом смены (ещё один мне урок). И в караманах перчаток нет. Озвучила это вслух. А соседка говорит: — «А я себе вчера перчатки купила. Волосы красить собралась. Сейчас принесу.» Убежала.

А я достаю из родового чемодана пелёнки и стерильные инструменты. Пелёнку под женщину подкладываю.

Женщина просит: — «Обезбольте меня. Больно же!» Я ей отвечаю: — «Вы же четвёртый раз рожаете. Должны бы знать, что не обезболивают роды то.» Женщина говорит, что предыдущие три раза ей кесарево сечение делали, поэтому она не знала, что так больно будет. А так у неё три девочки, а хочется мальчика. Вот они и страются — каждый год ребёночка рожают.

Тут соседка с перчатками прибежала, а у женщины очередные схватки начались. Перчатки оказались стерильными.

Только я перчатки одела как головка ребёнка показалась…. и приступила я к родовспоможению. И всё время в голове моей крутились слова преподавательницы по акушерству и гинекологии: — «Родовспоможение! Значит вы должны помочь женщине родить, а не рожать за неё. И не вытаскивать из неё ребёнка. И не выдавливать. Вы должны этого ребёнка принять, не дать ему упасть на пол или задушиться пуповиной.»

В общем родился мальчик, как и хотели родители. Страшненький. Головка синяя, сам бледный. Сердцебиение есть, а дыхания нет. Я слизь отсосом отсосала из дыхательных путей. Пуповину перерезала, зажимами закрепила концы. Ребёнок не дышит. И тут заходит «помощь» — врач Марья Ивановна. Пожилая женщина. Неспешная, но с большим опытом работы. Я к ней: — «Марья Ивановна! Не дышит он. Что делать?!!!». Марья Ивановна берёт ребёнка за пяточки. Поднимает вниз головой и встряхивает легонько. И ребёнок начинает плакать. Уф! Можно выдохнуть. Я говорю: — «Спасибо большое. Теперь можете уходить. Дальше я и сама справлюсь.»

Тем временем приехал муж. С порога: — «Я же тебе ещё утром говорил, чтобы скорую вызывала». Оказывается схватки уже в семь часов утра начались. А кесарили её потому, что артериальное давление было высокое. И «врачи не рискнули так роды принимать». Хорошо, что сразу не стала я выяснять причину кесарева сечения. Ещё бы больше страха и сумятицы в моей бедной голове было. А после родов нормальное давление ей намерила. И спокойно уже дождалась выхода последа.

Довезли женщину и её ребёнка до роддома нормально. Но забыть этот вызов во век не забуду. Страха я натерпелась. Суетилась много. Этику не соблюла. Когда узнала, что с утра схватки у женщины были, не удержалась и сказала: — «Ну и дура!!!» Единственный раз в жизни обругала пациентку. Стыдно мне теперь. И было ещё удивление от того, как некоторые вопросы просто решаются: — взяла за пяточки, тряхнула и всё — дышит ребёнок!

P.S. Про то, как принимала роды в машине, расскажу в следующий понедельник. Там тоже будет много буковок.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here